Токаревский маяк


Дальних причалов чужие огни,
Ищут кого-то лучи маяка…
Солёные волны, солёные дни,
А в небе горит, горит, горит звезда рыбака.
(С. Гребенников, Н. Добронравов)

Путь к родному дому для моряка всегда начинается с одному ему ведомых примет. То небо по-другому светится поутру. А вот, ветер стал другим, не таким колючим. Дорогу укажут створные знаки, ориентиры в пути. И конечно у каждого морехода есть старые знакомые – маяки. Прощаясь с ними уходят они в далекий рейс и, как доброго друга привечают их на пути с внешнего рейда.

Так и новый год мы решили встретить с одним из самых известных маяков России – с Токаревским. На самом деле маяков тут много, некоторых уже нет, как первого – Ларионовского, стоявшего напротив, на тогда еще не острове Св. Елены. Да и сам Токаревский менялся за годы своего существования. От деревянного знака к каменной башенке, известной каждому жителю Приморья. Почему Именно в январе 18 мы решили начать год с этого символа? Допустим, с того что много лет с момента основания и переделок маяк, собственно говоря, не функционировал, что четко прослеживается по отчетам маячной службы. По просмотренным нами описям документов (Дирекция маяков и лоций восточного океана. РГАВМФ фонд №777) с 1860 годов упоминаются разные маяки, Ларионовский, Петропавловский, другие. Есть упоминания о створных знаках, Голдобинском и Поспеловском («Поспиловском» в оригинальной орфографии в 1894 году). А уж сколько было переписки по Суйфунскому маяку, по исправлению старых бакенов… И Крильонский упомянут и «Карсаковский знак». Уже подняли вопрос о постройке «нового Скрыплевского маяка» в июне 1897 года. Появляются маяки Ли-шан-коу и Лао-ти-шан (1900). В марте-августе 1901 года идет переписка об утверждении сметы и постройке маяка на м. Гамова. Но Токаревский маяк не упоминается, ни в отчетах, ни в ведомостях на довольствие чинов маячной службы. И лишь в 1903 году начинается переписка (не постройка) между младшим инженером-строителем Владивостокского порта и Штабом Приамурского военного округа «о постройке маяков на Токаревской кошке и на мысе Чернявского». Длится она с 25 января по 8 ноября. Параллельно этому, с января по декабрь 1903 г. идет переписка с канцелярией Приамурского генерал-губернатора о расширении Владивостокского порта и «отводе земель для маяков». С мая по ноябрь 1908 г. идет переписка между Главным инженером-строителем Владивостокского порта и Главным гидрографическим управлением о постройке башни на кошке Токаревского и сторожевого дома при «Галдобинских створных огнях». В 1909 году переписка по вопросу «ассигнования средств для постройки башни на кошке Токаревского» продолжается. Постройка башни идет в 1910-11 годах и лишь в 1912 году Командир Владивостокского порта согласовывает с Главным гидрографическим управлением «установку оптических приборов на кошке Токаревского, мысе Брюса и др.». естественно ни о каком функционировании маяка до этого срока речи не идет. Ситуация усугубляется аварией судна «Дендера Рикмерс» (бывш. «Делия», 1892 года постройки, в 1900 переименована в «Дендера», приобретена судоходной компанией Рикмерс и переименована в «Дендера Рикмерс» в 1912 году.) в составе груза которой числились ящики с «частями и принадлежностями аппаратов для маяка». По этому случаю была создана комиссия и Командиром Владивостокского порта груз был принят (Комиссия работала в октябре - декабре 1912 года). С 19 Февраля по 20 Декабря 1913 года не опять, снова продолжается переписка командира Владивостокского порта с Главным гидрографическим управлением «о переноске Ларионовского маяка и постройке маяка на кошке Токаревского». И, согласно имеющимся у нас сведениям, начиная с 3 января 1914 года, стали поступать рапорты смотрителя Токаревского маяка. О чем и была сделана соответствующая запись за номером 287/202. Таким образом, полноценно Токаревский маяк начал функционировать с января 1914 года.

Источник: Российский государственный архив ВМФ, фонд 777, опись 1-2.

23.01.2018

Специально для «Край земли»,
Член Морской секции Общества изучения Амурского края, Владимир Павловский.